Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:21 

Предел прочности

Обрести крылья, еще не значит стать свободным...
Автор: Шокото Изуми ака Тора-кун
E-mail: tora-kun@mail.ru
Фэндом: j-rock, «Alice Nine»
Пейринг: Шо/Тора, Шо/Сага
Жанр: lovestory, yaoi

Посвящается Кохаре Казумаса.
С днем рождения, Шо.

собственно сам фик, правда незакончен, благодаря нашему любимому Шо ))

@темы: фик

Комментарии
2010-02-21 в 19:34 

а продолжение, автор Т________Т? пожалуйста, напиши продолжение

URL
2010-03-01 в 19:36 

Обрести крылья, еще не значит стать свободным...
je/// просто забыл его выложить сюда )) как и еще парочку фиков. гомен. сейчас будет.

2010-03-01 в 19:40 

Обрести крылья, еще не значит стать свободным...
Подходя к его номеру, я все еще чувствовал неуверенность. То, что произошло сегодня, немного напрягало и выводило из себя. Он дал понять, что не нуждается в моих знаках внимания, но при этом настолько легкомыслен, что сам подарил поцелуй. И после этого, он считает, я так просто все это оставлю? Я должен был поговорить с ним.
Долгую минуту стоял у двери, не решаясь постучать. Собирался с мыслями, думал, уговаривал себя сначала зайти, потом уйти. Но все же поднял руку и тихо постучал. Думал уже, что не откроет. Не услышит. Но он открыл. Растрепанный, с грустными глазами, без рубашки. Он был каким-то помятым, словно я его разбудил. Окинув меня взглядом, отступил, приглашая войти. Мне показалось, или у него покраснели глаза? Он плакал? Нет, наверное все же показалось.
В комнате был полумрак. Лишь из открытого окна лился свет витрин и фонарей. И было непривычно тихо.
- Сага, давай выпьем?
Его голос прозвучал неестественно глухо. Я повернулся, чтобы увидеть вокалиста. Тот сидел на кровати и держал в руках бутылку вина. Повернув голову, он взглянул на меня. Лучи света, падающие из окна, отразились в его глазах, рассыпаясь мириадами искр. Лишь киваю, удивленно отмечая, что таким я его еще не видел. Таким подавленным и потерянным. Захотелось обнять его. Прижать к себе и не отпускать никогда. Спрятать в своих руках от горестей и бед всего этого мира. Но я даже не шелохнулся, все так же оставаясь стоять у окна. Он не торопясь встал, подошел ко мне и посмотрел в окно за моей спиной. Тряхнув головой, словно желая избавиться от каких-то своих мыслей, откупорил бутылку и сделал пару глотков. Потом не глядя протянул бутылку мне. Взяв емкость, я невольно скользнул пальцами по его руке. Машинально сделав глоток, мысленно улыбнулся. Мягкое, чуть сладковатое, прекрасное сливовое вино. У него был превосходный вкус.
- Скажи, я тебе действительно нравлюсь?
От столь неожиданного вопроса я даже растерялся. Конечно нравится. Как он может в этом сомневаться? Взглянув на него, замечаю в глазах колебание. Но следующее его действие совершенно выбивает у меня почву из под ног.
Уже знакомый мне аромат, вкус в этот раз чуть сладковатый от вина, мягкость его губ. Этот поцелуй был далеко не прощальный или извиняющийся. Он был наполнен желанием, страстью, жаром. А еще в нем едва заметно чувствовалась злость и обида. Это немного огорчало, но сейчас не имело никакого значения. Сейчас он был в моих руках. Совсем рядом.
Я целовал его долго. Поцелуй сменялся нежностью и страстью, грубостью и лаской. Мы словно кружили в танце, не в состоянии оторваться друг от друга. Потом он все же отстранился, разрывая это блаженство. Посмотрел мне в глаза и улыбнулся. Не нужно было слов, чтобы понять, чего он хочет. Впервые я знал это, лишь взглянув в его глаза.
Взяв у меня из рук бутылку, он сделал пару глотков, направляясь к постели. Я последовал за ним. Сев, поставил бутылку на пол и откинулся на спину, глядя на меня из-под ресниц. Немного нервничая, я опустился рядом, робко коснулся его обнаженной груди пальцами, все еще не веря в происходящее. Он тихо рассмеялся, поймав мою руку и поцеловав в ладонь.
- Ну что же ты? Разве не этого ты хотел, Такаши?
Услышать свое имя из его уст в такой обстановке. По телу словно прошелся разряд тока. Склонившись, я снова его поцеловал. Теперь уже медленно, настойчиво. Я не хотел торопиться. Ладони скользили по стройному телу, изучая каждый изгиб, каждую неровность, каждый сантиметр нежной кожи. Он сам помог мне раздеть себя, потом немного нетерпеливо раздел меня. Тонкие пальцы заскользили по моему телу, доставляя невероятное удовольствие. Я хотел бы вечно наслаждаться этим, но он настойчиво прижал меня к себе, требовательно потершись пахом о бедро. Волна желания затопила. Казалось, мир утонул вместе со мной. Я целовал его, не в силах насладиться. Словно путник, страдающий от жажды, не в состоянии напиться из источника. Мои поцелуи и ласки были такими же жадными и требовательными. Как сквозь вату до меня донесся его тихий стон. В груди защемило. И без того бешено стучащее сердце, казалось сделало попытку проломить грудную клетку и выбраться из сковывающего его плена. Я очень старался быть осторожным и нежным. И хотя я знал, что я был для него далеко не первым, я хотел быть нежен.
Но у меня не вышло. Желание было слишком велико, а он постоянно давал понять, что не желает ждать. Я ворвался в него словно ураган. И как же было велико мое удивление, когда я услышал его стон. В нем не было боли. Лишь наслаждение от наконец обретенного и страсть желания. Он извивался подо мной, цепляясь руками за плечи, кусал губы, задыхаясь от стонов, отдавался с такой страстью, словно хотел избавиться от нее, выгнать из своего сердца и тела. Никогда больше не испытывать ничего подобного. А я тонул. Снова и снова тонул в его ласках, его глазах, его желании.
Когда все закончилось, он лежал, опустошенный, и закрыв глаза, лениво перебирал мои волосы. Дыхание его выровнялось и, казалось, он спит. И лишь неторопливая ласка давала понять, что все это обманчиво. Было тихо. И все тот же полумрак.
Трель звонка разнеслась по комнате, как звук грома. Я вздрогнул. А он лишь протянул руку, не глядя, взял телефон и спокойно произнес:
- Что, Тора?
Из трубки послышалось шуршание, какие-то звуки, смех и музыка. Тихое бормотание, судя по всему пьяного Нао. Потом четкий и довольно внятный голос Торы.
- Шо, я скоро буду. Надеюсь ты не скучал?
На его губах заиграла улыбка. Неторопливо погладив меня по голове, он безмятежно сказал в трубку:
- Нет, что ты. Мы с Сагой прекрасно провели время. Приходи, мы тебе покажем как.
Его слова заставили меня напрячься. Они были сказаны так, что становилось непонятно, говорит ли он правду или пытается задеть глупой шуткой. Но это была далеко не шутка. Мы действительно прекрасно провели это время.
В трубке долгое время молчали. Слышался лишь все тот же шум музыки и бормотание Нао. Голос Торы был странным. Словно он хотел верить в то что Шо шутит, но не мог не принять во внимание, что это тоже возможно.
- Так может мне Нао не отпускать? И Хиро позовем. Всегда мечтал устроить такую вечеринку нашей группой.
- Да пошел ты…
Он бросил трубку. С такой злостью, будто ненавидел Тору. Я понял, что его шутка не удалась. Возможно, он просто хотел задеть Амано. Показать, что не станет страдать и убиваться, когда тот веселиться с друзьями. Но у него ничего не вышло. А так же я без слов понял, что мне пора уйти. Поднявшись, я не спеша, но и особо не задерживаясь, оделся. Взглянув на него, злого, огорченного и подавленного, молча вышел за дверь.

2010-03-01 в 19:40 

Обрести крылья, еще не значит стать свободным...
Я вошел в твою комнату без стука. Нао, оставшийся за дверью, наверное, удивился. Но мне было плевать. Да, я был огорчен произошедшим. Не в бешенстве, не в ярости, не сжигаемый ревностью. Я просто был огорчен. Но понимал, что я сам во всем виноват.
А еще я надеялся, что ты меня простишь, когда все узнаешь.
Это будет сложно. Очень сложно. Но я все же надеялся на это.
В комнате было темно. У кровати снова стояла бутылка. Снова по комнате была разбросана одежда. А ты снова обнаженный валялся на постели, молча уткнувшись в подушку. Ты уже не плакал. Я знаю. Слезы уже вышли, оставляя после себя лишь глухую боль и пустоту. Хотелось подойти и обнять тебя. Но я почему-то остался стоять. Как бы было все проще, если бы я мог подойти, обнять, расцеловать мокрое от слез лицо, попросить прощения и все объяснить. Но это был не выход. Не сейчас.
- Хару…
- Убирайся, Тора.
Тихий, лишенный каких либо эмоций голос. Сжал кулаки, стараясь держать себя в руках. Как же мучительно было видеть тебя таким и понимать, что в этом нет ни чьей вины кроме моей.
- Хару…
- Я сказал убирайся!
Голос сорвался. Почти перешел на крик, но сорвался. Ты отвернулся к стене. Плечи вздрогнули и напряженно замерли. Пытаешься сдержать слезы. Вздохнув, больше не делаю попыток заговорить с тобой. Просто тихо выхожу из комнаты.
В коридоре натыкаюсь на Сагу. Он нервно ходит туда-сюда, искоса поглядывая на дверь. Заметив меня, ощетинивается. Я понимаю его состояние. Я украл его любовь, украл надежду. Я забрал Шо. Он не понимает, почему я сейчас так поступаю. Потому и злится, считая, что я не достоин даже взгляда его возлюбленного.
- Как ты можешь так с ним поступать?
Вздыхаю, качая головой. Я не хочу ссор. Мы одна группа. Конечно, это ничего не говорит, и в группах бывают ссоры. Каждый из нас побывал как минимум в одной группе, прежде чем нас всех собрал Нао. Но хотелось верить, что мы друзья. Ведь мы одна группа.
- Сага, успокойся.
- Нет, ты объясни мне, как ты можешь так с ним поступать? Ты ведешь себя, как скотина. Он заслуживает любви и счастья, а ты не в состоянии дать ему даже тепла. Как ты можешь, Тора?
Нао поднял вполне трезвые и внимательные глаза на согрупника. Он был начеку и не позволил бы конфликту развиться дальше. Краем глаза замечаю как, появившийся на крики, Хиро торопливо скрылся за твоей дверью. А вот этого мне не хотелось.
- Сага, тебе бы стоило быть внимательнее к другим. Ты слишком зациклился на нашем вокалисте.
- Это тебе стоило бы быть внимательнее к нему! Это ты слишком зациклился на всех остальных, разбивая ему сердце! Ты долбанный придурок…
Вот что любовь делает с нами. Друзья ссорятся, братья становятся врагами, мир рушится. Нао вовремя среагировал, перехватывая руку Саги. А я только стоял и молча смотрел ему в глаза. Без злости, без враждебности, без страха. Он не понимал. Пока что не понимал.
Ты буквально вылетел из комнаты. В халате, наскоро накинутом на плечи, растрепанный и обеспокоенный. А еще злой. Словно фурия.
- Вы что обалдели все? Ненормальные, прекратите немедленно. Я не обрадуюсь если вас застукают газетчики и завтра будет прекрасненькая статейка на первой страничке: «Сага и Тора не поделили своего вокалиста». Придурки.
Бросив на Сагу убийственный взгляд, ты хватаешь меня за руку и тащишь в комнату. Я лишь успеваю сказать Нао «Расскажи ему» и нас скрывает ото всех дверь.
Лишь когда дверь закрылась и ты оказался снова в своем темной спасительном мире, ты отпустил меня. Сжался, опускаясь на пол, закусывая губу. Стараешься не показать слез, но не хватает сил сдержаться.
- Хару, успокойся, все нормально.
Вскакиваешь. Срывая халат, бросаешься на постель. Тебе сейчас ничего не нужно. Даже я. Ты лишь машинально увел меня с собой. Но на самом деле хотел побыть один.
- Он успокоится и поймет, что был не прав. И все снова встанет на свои места.
Но ты не хочешь слушать меня. Тебе не интересно. Не нужно это. Сейчас тебе ничего не нужно. Только покой и тишина. И мои теплые руки. Крепкие объятия. И больше ничего.

Я сидел напротив Нао и тупо смотрел на свои руки. Кажется, я действительно зациклился на нем настолько, что больше ничего не замечал. Теперь, когда Нао рассказал мне все, когда я знаю, зачем именно они с Торой так часто отлучались в бары и почему Амано так ведет себя на сцене… Каким же я был глупцом, не понимая самой истины. Теперь, когда я все знаю, я могу вспомнить тысячи, нет миллиарды случаев, когда для Торы казалось бы не существовало никого кроме Кохары. Но я этого не видел, увлеченный только вокалистом, так же как он не замечал меня все это время. Теперь я понимал. Теперь…
- Так что? Ты с нами, или так и будешь швыряться бессмысленными обвинениями и ненавидеть его за то, что он оказался упорнее и хитрее тебя? За то, что его любовь это не слепое поклонение.
Поднимаю глаза. Взгляд наполнен болью и виной. Как мне теперь смотреть в глаза лид-гитаристу? Как мне теперь смотреть в его глаза? Он ведь скорее всего слышал мои слова тогда. И Нао все еще держал меня за руку, когда он вышел. Сложно не понять, что я хотел сделать. Как же я был глуп и слеп в своей любви к нему. В своем поклонении.
- Да. Конечно я с вами. Мы же одна группа.
Тихо вздыхаю. Он подарил мне слишком много, и я должен отпустить его. Ведь его счастье для меня важнее моей боли. Я действительно люблю его.

День был суматошный. Наверное только Хиро действительно смог выспаться. Нао выглядел рассеянным и сонным, хотя и старался уследить за всем, пытаясь сосредоточится. Ты был ко всему еще и хмурым. Тоже не спал всю ночь. И не потому, что провел ее со мной. Тебе было слишком плохо. Слишком больно, от того что ты сделал, и от того, что я молча простил. Не сказав ни слова, остался с тобой. Понимая.
Сага выглядел не лучше тебя. Кажется, он тоже так и не смог уснуть этой ночью. Он старательно избегал тебя, лишь тихо поприветствовав. Он так и не смог найти в себе силы подойти к тебе. Зато после фотосессии поймал меня в коридоре у автоматов с кофе.
- Тора… Я хотел извиниться.
Лишь улыбнулся, протянув ему кофе и кивнув. Я понимаю. Прекрасно все понимаю. Но привык бороться за то, что должно принадлежать только мне. Это ты прости меня, Сага. Но я слишком люблю его, чтобы отдавать кому-либо. И сегодня я докажу всем, что я единственный достоин его. Потому что люблю.
Поднимает на меня взгляд. Долго смотрит, потом кивает и улыбается.
- Он будет счастлив.
- Я знаю.
Сага верит. Он видит это в моих глазах. Теперь он может это увидеть. Может понять, что ты действительно будешь счастлив.

2010-03-01 в 19:40 

Обрести крылья, еще не значит стать свободным...
Когда Тора подошел ко мне со своим довольно странным предложением, я сначала решил, что это просто шутка. Хотя я знал о их отношениях с Шо, но это скорее была уверенная догадка, нежели действительно осознание происходящего. Но слова Торы меня тогда убедили в том, что догадка оказалась действительно верной. Сначала его идея показалась бредовой, но интересной. И еще более интересным показалось то, что он не хотел рассказывать остальным. Не сразу.
Первым узнал о нашей затее Хиро. Я рассказал ему все уже через неделю после своего согласия на участие во всем этом. Конечно же с разрешения Торы. И был очень удивлен, увидев его искреннюю радость по этому поводу. Как оказалось, Хирото знал обо всем. Они с Шо были хорошими друзьями и часто развлекались вместе, ходя друг к другу в гости и смотря фильмы под пиво. Вот в один такой вечер Шо и рассказал ему обо всем, советуясь с другом, правильно ли это или у них с Торой ничего хорошего не выйдет. Меня это порадовало, но все же пришлось взять с Хиро слово, что тот ни словом ни видом не проговориться раньше времени.
С Сагой, конечно, вышло немного неприятно. Все видели, что он интересуется Шо совсем не как другом. Наверное по этому и задерживали с включением его в команду. Но вчера был последний день. Да и случившееся просто заставило меня все ему рассказать. Конечно он был подавлен. И тем, что окончательно потерял Шо, и тем, что перед этим обвинил Тору в холодности и безразличии. Тот этого не заслуживал. И Сага это понял, узнав о том, что готовится… точнее уже было приготовлено гитаристом для Шо.
День выдался напряженным и суматошным. Да и никто из нас так, видимо, и не смог нормально выспаться. После фотосессии все собрались в студии. Репетицию никто не отменял. По крайней мере так должно было казаться Шо. Но конечно же в такой день, мы могли бы и уступить правилам. Он пришел последним, долго переодеваясь и видимо настраиваясь на напряженную репетицию, все же вчерашний день, а тем более вечер, был более чем пересыщен событиями.
Когда же наш вокалист все же появился, все было уже окончательно готово. Небольшой столик, уставленный сладким, фруктами и вином, различные украшения по всей студии и дружный гром музыки, как только он появился в дверях. Конечно бас с нами не репетировал, но Сага включился с таким энтузиазмом, что казалось сыграл лучше нас всех. Поздравительная песенка была короткой, но шумной и веселой. Шо как застыл от удивления в дверях, так и простоял там до самого окончания нашего выступления.
- С днем рождения, Шо!
Он долгую минуту смотрел на нас большими растерянными глазами, а потом рассмеялся. И было в этом смехе столько радости и лишь ему присущего искристого счастья, что все произошедшее до этого, все горести и напряжение прошедшего дня были стерты из нашей памяти. Действительно, что может быть интересного в том, что уже произошло и что не доставляет никакого удовольствия. Если это неприятно, лучше забыть это и наслаждаться радостью и теплом с друзьями. Подойдя к нам, Шо долго обнимал каждого и горячее благодарил за такой подарок. Хиро был искренне счастлив за друга, Сага слегка смутился, но тоже улыбнулся. Тора что-то шепнул на ухо вокалисту, пока тот его благодарно обнимал. Тот смущенно на него шикнул, но явно был доволен.
- С днем рождения.
Шо улыбнулся, обнимая меня. А я только похлопал его по спине, зная, что его ждет не один сюрприз сегодня.
Конечно, все приготовили подарки. Даже Сага успел сбегать в магазин перед репетицией. Разные мелочи, скорее забавные, чем действительно полезные. Но было приятно видеть как именинник искренне радуется и горячо благодарит каждого. Тора дарил подарок последним. Когда первые радости улеглись, он подошел к Шо и протянул небольшую коробочку. Тот удивленно и совершенно растерянно посмотрел не него, потом обвел нас всех взглядом и открыл подарок. Поражение и восторг на его лице ясно сказали нам о том, что он рад подарку.
- Тора…
Тот лишь склонился к нему и мягко поцеловал в шею.
- Я хочу, чтобы все знали, как я тебя люблю, Хару.
Тихие, но четкие слова утонули в радостных поздравлениях, когда Амано одевал кольцо на палец своего возлюбленного.

   

~ALICE NINE~

главная